Почему редеет лес?

28.03.2014
В последние годы все возрастающее исчезновение лесов вызывает тревогу не только у экологов, но и у всех жителей Земли.

20 марта, в день весеннего равноденствия, на всей планете отмечали Международный день леса, или Всемирный день защиты лесов, который был учрежден в 1971 году. О том, что ждет Алтайские леса, мы поговорили с заместителем начальника Главного управления природных ресурсов и экологии Алтайского края, начальником управления лесами заслуженным лесоводом РФ Владимиром ЧЕРНЫХ.
– Владимир Александрович, что изменилось в структуре вашего управления?
– Главное управление природных ресурсов и экологии Алтайского края – под таким названием с нового года продолжили работу три ранее независимых, но однонаправленных по своей деятельности ведомства: управление природных ресурсов и охраны окружающей среды Алтайского края, управление охотничьего хозяйства Алтайского края и управление лесами Алтайского края. Все три ведомства теперь входят в состав Главного управления.
Смотрители и арендаторы
– В СМИ появились сообщения о том, что в Совете Федерации подготовили и вносят в Госдуму изменения в Лесной кодекс РФ. Предлагается разрешить лесозаготовителям вырубать деревья не по возрасту, как это происходит сейчас, а ориентируясь на диаметр ствола, что, по замыслу авторов законопроекта, позволит снизить издержки лесного производства. На ваш взгляд, обоснованны ли эти изменения?
– К каждому конкретному насаждению применяется конкретный вид рубок, который предназначен для достижения определенной цели. Поэтому подвести все это под какой-то определенный диаметр ствола просто не возможно. Тогда в лесу будет хаос.
Сейчас все леса в крае находятся в аренде?
– Нет, не все, около 60 процентов.
А остальные 40 – в вашем ведении…
– Они все в нашем ведении, мы осуществляем функцию контроля за всеми лесами Алтайского края.
В последнее время часто приходится видеть в лесу такую картину: гниют поваленные ветром деревья, стоят сухие сосны, под корой у которых размножаются вредители, лес захламлен сучьями и ветками, то есть ни рубок ухода, ни санитарных рубок не проводится. Кто за этим должен следить?
– Отчасти вы правы. Раньше в лесном хозяйстве были лесхозы, которые осуществляли функции заготовки, переработки, ухода и восстановления леса, а также государственный контроль и охрану лесов. С введением нового законодательства эти функции были поделены: вся хозяйственная деятельность – в ведении коммерческих структур (ООО), а функции контроля остались лесничествам. Штат лесничеств малочислен – пять-шесть инспекторов, у которых нет практически ничего, в лучшем случае – один-два уазика: все средства пожаротушения, техника, люди перешли в ООО. Поэтому сегодня у нас рубки ухода заменили так называемыми рубками дохода. Арендатор заходит, выбирает лучшую древесину, оставляя после себя все, что обязан был убрать, и получается такая удручающая картина. Задача номер один на сегодняшний день – навести порядок в лесу. Мы уже начали работу в этом направлении, создана мобильная группа, которая выезжает на места. С середины февраля ее деятельность приостановлена в связи с большим количеством снега в лесу. Но четыре предприятия мы успели проверить. По результатам проверок идут служебные расследования. На днях у нас пройдет расширенное совещание по вопросу ужесточения контроля над проведением рубок всех видов.
Кроме того, мы тесно сотрудничаем с кафедрой лесного хозяйства Алтайского государственного аграрного университета, чтобы определить и научно обосновать, какие виды рубок наиболее оптимальны для ленточных боров, лесов Приобья и Салаира.
По своему опыту знаю, что арендатор арендатору рознь. У одного можно и дров, и леса выписать, у другого – замучаешься выпрашивать. Как ответил один из них на вопрос сельчан о том, где же брать дрова, – «воруйте в лесу, но не попадайтесь»...
– Вообще, обеспечение дровами и древесиной идет в рамках Закона № 87-ЗС от 10.09.2007 «О регулировании отдельных лесных отношений на территории Алтайского края». Местные органы власти формируют списки, которые подают арендатору. А он уже привозит дрова.
Так должно быть, а на деле… Я попробовал, обратился в поселковую администрацию, где мне сказали, что дрова есть, но их нужно забирать самовывозом с лесосеки за 100 километров. Желающих не нашлось…
– Я не исключаю таких перегибов. Уж дрова-то можно было и поближе заготовить.
– А как работает сейчас система восстановления лесов?
– Она мало изменилась. В Алтайском крае – самые большие объемы лесовосстановления в Сибирском федеральном округе. Более пяти с половиной тысяч гектаров только посадок. Действует система в рамках краевой программы восстановления горельников, на которую выделяется около 20 миллионов рублей в год, а также в рамках федеральных программ расчистки горельников и на арендуемых территориях за счет средств арендаторов. У нас построен крупнейший семеноводческий центр, и мы предлагаем арендаторам свой посадочный материал. Кто-то из арендаторов имеет собственные питомники.
Кто следит за пожарами в лесу? Арендаторы?
– В том-то и дело, что на законодательном уровне обязанность по тушению пожаров за арендаторами не закреплена. Есть система наблюдения, которая включает: пожарные наблюдательные вышки, пожарно-химические станции, авиапатрулирование, космический мониторинг.
О вредителях и рубках
– Сплошные рубки на Алтае, наверное, уже не проводятся?
– Проводятся сплошные санитарные рубки. Ведь сейчас появилась очередная напасть – уссурийский полиграф (жук-короед). Это очень агрессивный вредитель, завезенный вместе с древесиной по железной дороге с Дальнего Востока, который распространился на юге Западной Сибири. Он поражает пихтовые насаждения, причем за три-пять лет насаждения полностью погибают. Обычно стволовые вредители нападают на ослабленные и больные деревья, а полиграф поражает абсолютно здоровые. Одно дерево дает до десяти тысяч взрослых особей вредителя. Поэтому распространение его стремительное, площадь заражения большая, и единственным способом борьбы является уборка зараженной древесины. Этого вредителя можно сравнить с колорадским жуком – естественных врагов у него в Сибири нет. Поэтому и проводятся сплошные санитарные рубки с уничтожением всех порубочных остатков.
– Владимир Александрович, многие жители нагорной части Барнаула возмущаются, что вырубается лес под строительство коттеджей. Объясните нашим читателям: в барнаульском ленточном бору, наверное, запрещены любые рубки, кроме санитарных и рубок ухода?
– К сожалению, вы не правы. Мы хотели бы, чтобы в зеленых зонах никаких рубок, кроме санитарных, не проводилось. Но современное законодательство разрешает проводить в лесах зеленых зон сплошные рубки с интенсивностью до 30 процентов. И не только в окрестностях Барнаула, но и вокруг всех населенных пунктов. И мы ничего с этим не можем сделать. Я поднимал этот вопрос на общественном совете при управлении лесами две недели назад. Данную проблему необходимо решать через изменение существующего законодательства. Нами подготовлены соответствующие обращения в адрес общественных советов, в органы власти – региональной и федеральной.
– Существует ли телефон доверия, по которому можно сообщить о незаконных рубках?
– У нас есть единая диспетчерская служба, которая работает круглосуточно. Звоните туда, наша мобильная группа выедет на место и разберется с каждой ситуацией.

КСТАТИ
Прямая линия лесной охраны:
8-800-100-9400 (звонок бесплатный), в Алтайском крае – 8 (3852) 63-66-40.

Виктор Зубенко, корреспондент газеты «Вечерний Барнаул»

ДЛЯ СЛУЖЕБНОГО ПОЛЬЗОВАНИЯ
Логин
Пароль
 

Паводок На Алтае

ЭЛЕКТРОННОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ГОСУСЛУГИ

Общественное обсуждение

Предоставление госуслуг

Блог Губернатора Алтайского края Александра Карлина

<<  Август 2018  >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31